ЧАЙКОВСКИЙ НАРОДНЫЙ ТЕАТР ЮНОГО
ЗРИТЕЛЯ

ЧАЙКОВСКИЙ НАРОДНЫЙ ТЕАТР ЮНОГО ЗРИТЕЛЯ

Вещие сказки

ВЕЩИе  СКАЗКИ

Инсценировка М. Корзун по сказкам Е. Клюева

 

Полная темнота. Из зала выходят исполнители, проходят  по сцене. Идет  фонограмма текста.

1-й. Где мы?

2-й. Не знаю (включают по очереди фонарики).

3-й (спотыкается обо что-то) Ой! Свалка, какая-то! (Сцена чуть-чуть высветляется, фон синий).

4-й. Не свалка, а комната с вещами, которые мы вчера не успели убрать.

5-й. Интересно!

6-й. Чего тут может быть интересного?!

7-й. Интересно, придумать истории, в которых вещи вдруг оживают и ведут свою особую жизнь!

8-й. Ну, это уж сказки!

1-й. Вот именно, сказки! (Все смотрят на 1-го). Вот прямо здесь (показывает на сцену) попробовать показать истории из жизни вещей!

2-й. Для кого?!

1-й (направляет свой фонарик в зал, все следуют его примеру и тоже направляют лучики в зал). Для всех, кто захочет пофантазировать вместе с нами!

7-й (выкрикивает) Как интересно! Начнем?!

8-й. Тс-с-с! Не надо шуметь, а то всю фантазию распугаешь!

4-й (тихо). Тогда давайте начнем рассказывать…

6-й. Нет, их лучше показывать! Тогда точно останутся впечатления!

5-й (в зал) Смотрите внимательно, чтобы понять, запомнить и рассказать своим друзьям!

3-й. Ведь это не простые сказки, а ВЕЩИЕ!

 

Музыка.

ПО ЗАКОНАМ ЖИВОЙ ПРИРОДЫ

Музыка.  Участники  сказки  «расстилают  ручей»,  готовят  декорации,  надевают  детали  костюмов.

Кузнечик.

Утром на лужок родители Кузнечика привели своего малыша. Кузнечик стал перепрыгивать через ручей.

Лягушонок.

Потом лягушки привели своего Лягушонка. Лягушонок увидел, как Кузнечик перепрыгивает через ручей, и тоже стал перепрыгивать!

Аистенок.

Аистенка никто не привел, он пришел сам. Увидел, как Кузнечик с Лягушонком перепрыгивают через ручей, и тоже захотел перепрыгивать! Но ручей оказался для него узок! И он стал через него перешагивать. (Кузнечик и Лягушонок  прыгают, а  Аистенок  перешагивает).

Кузнечик

(Лягушонку) Послушай! А не можешь ли ты стать моим другом… на всю жизнь?

Лягушонок.

Могу!

Аистенок

(шагнул к ним). И я могу!

Кузнечик и Лягушонок.

И ты можешь?!

Кузнечик.

Как здорово!

Аистенок.

И они стали друзьями на всю жизнь! И обнялись! (Обнимаются втроем).

Кузнечик.

И расцеловались! (Целуются).

Аистенок.

И снова начали через ручей  Кузнечик и Лягушонок прыгать, а Аистенок перешагивать! (Прыгают, перешагивают). Постойте-постойте… мы с  вами, кажется, что-то забыли сделать.

Кузнечик.

Что?

Лягушонок.

Что же?

Аистенок.

Мы с вами забыли  познакомиться!

Ворона.

Да уж, познакомьтесь-ка! Расхохоталась Старая Ворона. Посмотрим, что из этого выйдет!

Кузнечик.

Я Кузнечик!

Лягушонок.

А я Лягушонок!

Аистенок.

А я Аистенок! (Ворона истерично, радостно закаркала, а друзья разбежались в разные стороны).

Лягушонок

(Кузнечику) Так значит, ты тот, кого я должен съесть?.. Мне мама говорила, мы кузнечиков едим. Я, правда, не ела их никогда, да и не видела даже. Так вот ты какой… (Глянула на Аистенка). А  ты, значит, тот, кто должен съесть меня? Мне мама говорила, нас аисты едят… я, правда, аистов тоже никогда не видела.

Аистенок.

Я лягушек тоже никогда не видел, просто знаю, что мне их надо есть…

Кузнечик.

Это что… вы друзья на всю жизнь называетесь?! А меня что ли два раза съедят?.. Сначала меня самого, а потом, когда я уже буду в Лягушонке?!

Лягушонок. 

Да! Когда тебя  съедят один раз, этого тоже вполне достаточно!

Аистенок.

Да! А  вы думаете, это большое удовольствие съедать своих друзей? Причем некоторых еще по два раза!

Ворона.

Хнычьте  не  хнычьте, а переесть вам друг друга все равно придется по Закону Живой Природы. Вот, сначала  лучше  всегда знакомиться,  а потом (изображает поцелуи) расцеловываться!

Лягушонок.

Но я не хочу есть своего друга-на-всю-жизнь!

Аистенок. 

И я …  не хочу!

Ворона.

А вас никто и не спрашивает, хотите вы или нет! Вы – должны!

Кузнечик.

Лягушонок, послушай, если я твой друг на всю жизнь… знаешь, мне для тебя жизни не жалко. Лягушонок, ты ешь меня… пожалуйста… приятного тебе аппетита!

Ворона

(натравливая). Ну что? Ешь! Ну!

Лягушонок.

Я не знаю, как едят кузнечиков.

Ворона.

Я тоже не знаю.

Лягушонок.

Если Аистенок все равно меня съест. Ему  же будет безразлично, во мне Кузнечик или нет? (Аистенку) Дорогой Аистенок, ты мой друг на всю жизнь… и мне не жалко для тебя своей жизни. Съешь меня, пожалуйста. Приятного аппетита! (И упала).

Аистенок

(Вороне). А я обязательно должен его есть?

Ворона.

Обязательно! Так положено по Закону Живой Природы!

Аистенок.

Я тоже… не знаю. Как едят лягушат!

Кузнечик.

Интересно, а я уже съеден или нет?

Лягушонок. 

Съеденные не разговаривают…

Кузнечик.

Да? А ты, значит, тоже не очень съеденный, если я с тобой разговариваю?

Лягушонок.

Да!

Кузнечик.

А наш Аистенок, наверное, уже кем-нибудь съеден… он очень давно не разговаривает…

Аистенок

(встал над ними). А вот! (Они оба вскрикивают от страха) вот интересно было бы узнать, кто она вообще эта Живая Природа?!

Ворона.

Живая Природа - это то, что нас окружает! Ну, раз здесь никто никого не ест, я полечу туда, где  кто-нибудь кого-нибудь точно  ест! Но, помяните мое слово, рано или поздно вы друг друга переедите! По Законам Живой Природы! (Улетела).

Лягушонок.

Уважаемое дерево! Скажите, пожалуйста, вы нас окружаете?

Дерево

(лениво). В какой-то степени – да.

Аистенок.

Если вы нас в какой-то степени окружаете, стало быть, вы и есть Живая Природа?

Дерево. 

Ну, допустим, а что?

Аистенок.

Значит, это вы заставляете меня есть  Лягушонка, а Лягушонка есть Кузнечика!

Дерево.

Это с чего вы взяли, что я вас заставляю есть друг друга?! Я вовсе не хочу, чтобы кто-нибудь  кого-нибудь ел! Кроме того, если я вас окружаю, значит, и вы меня окружаете. Значит, и вы такая же Живая Природа, как и я!

Аистенок.

Итак, мы с вами – Живая Природа! То есть мы сами решаем, есть нам друг друга или нет! (Кузнечику) ты понимаешь, Кузнечик! Ты - Живая Природа! (Лягушонку) И ты, Лягушонок, – Живая Природа! И я тоже…  (К дереву) А Старая Ворона тогда кто?

Дерево.

Просто – тупица!

Аистенок.

Значит, все в порядке?!  (Обнимаются).

Лягушонок.

И они снова обнялись!

Кузнечик.

И расцеловались!

Аистенок.

И начали вместе через ручей, перепрыгивать и перешагивать. (Прыгают).

Кузнечик.

Кузнечик!  Лягушонок!  И Аистенок!

ВСЕ  ТРОЕ

(обнялись). Три друга-на-всю-жизнь! Три маленьких Живых Природы!

Музыка. Гонг.

 

БАЛЕТНЫЕ ТУФЕЛЬКИ

Исполнитель.

Вот уж легкомысленные создания эти Балетные Туфельки! Всё бы им только порхать да горя не знать… Недаром к ним даже специально пришивают такие розовые ленты, чтобы балерина как-нибудь ненароком со сцены не улетела!

 

Музыка. Влетают туфельки, делают несколько оборотов вокруг друг друга и повисают на спинке стула, запыхавшись.

Халат

(с иронией).  Вы дышите, как две рыбы, выброшенные на сушу! 

1 Туфелька

(оправдываясь).  Мы просто немножко устали…

Халат

(со смехом). Они устали! Можно подумать, что Вы солдатские сапоги, в которых по дорогам грязь месят. Это же сущее удовольствие — порхать по сцене… да при вашей-то невесомости!

2 Туфелька

(смутилась).  Конечно, удовольствие… мы и не говорим, что не удовольствие. Просто спектакль сегодня длинный был… и потом ещё раз десять на «бис» вызывали.

Халат.

Мне бы ваши заботы! Да, только это кому уж что на роду написано: одни трудятся в примерочной, не покладая рукавов своих, в то время как  другие  порхают по сцене да выбегают на «бис»! А потом дышат так тяжело, словно на них целый день воду возили!

Длинная Пачка.  

Да оставьте Вы их в покое, пусть дышат, как дышат! Уж кто-кто, а Балетные Туфельки заработали себе сегодня право на отдых.

Халат

(огрызнулся). Вас забыли спросить!  Ещё одна усталая… вся работа, которой только и сводится к тому, чтобы торчать в разные стороны!

Пачка  

(рассердилась). Я не торчу в разные стороны, я Длинная Пачка! Я плавно взлетаю и плавно опускаюсь в такт музыке, чтоб Вы знали.

Резиновые  Шлепанцы

(передразнивая, изображают). Взлета-а-аю, опуска-а-аюсь… А как насчет по пяткам лупить? Полупили бы с наше — забыли бы своё «взлета-а-аю, опуска-а-аюсь»! Мы сегодня — до начала спектакля — знаете, сколько раз с ног сбились?  (Балетным Туфелькам). А Вам, и правда, давно бы пора отдышаться! Не то создаётся впечатление, что вы тут самые неподъёмные.

1 Туфелька

(примирительно). Да мы уж и отдышались,  хоть прямо сейчас опять на сцену!

Халат

(переглянулся с Резиновыми Шлепанцами). Легкомысленные создания эти Балетные Туфельки! Всё бы им только порхать по сцене да горя не знать… недаром к ним даже специально пришивают такие розовые ленты!

Шлепанцы

(подхватили). …  Завязывают вокруг ноги, чтобы балерина, как-нибудь ненароком, со сцены не улетела!.. (Смеются). Ну, ладно, на покой пора.  Завтра опять с утра пораньше по пяткам лупить, да с ног сбиваться… вот жизнь! (Уходят).

Музыка, затемнение, все засыпают, Туфельки падают на пол, Халат вздрагивает и снова засыпает. Музыка. Гонг.

 

 

АКВАРИУМ

Музыка - ритмичная. Весь этюд идет в темпо-ритме под постоянно звучащую музыку. Идет перестановка.  Кто-то из рыбок уже в образе передвигается по сцене,  группируются в центре:  один запрыгивает на куб, все рядом с ним. Рыбки в постоянном движении, если даже стоят на месте.  Летают  мыльные  пузыри.

Малёк.

Я был в аквариуме самым  маленьким мальком. А когда я вырос, про меня говорят, что я ничего не  добился, что я болтаю всякий вздор! Меня  называют сумасшедшим, но я прекрасно помню рассказ моего отца. (Сзади  подплывает Рыба-Отец, за ним стайка рыб, он выходит вперед).

Рыба-Отец.

Море - оно огромно, и по нему вы можете плыть куда захотите!  (Все внимательно слушают, шевеля плавниками). И, если вы поплывёте на юг – пути вашему не будет конца. (Все плывут в одну сторону,  но натыкаются на стенки аквариума и останавливаются). И, если вы поплывёте на север – пути вашему не будет конца.  (Плывут в другую сторону - и тоже самое). И, если вы поплывёте на восток или на запад – пути вашему не будет конца.

Рыба -Мать

(кипятится). Зачем ты это делаешь? Для чего малькам это знать? Мальки родились в аквариуме и никогда не увидят твоего Моря.

Рыба-Отец.

Так пусть хотя бы знают о нём!

Рыба -Мать

(Усмехнулась). Откуда?!  Из твоих рассказов? Но ведь ты и сам никогда не видел Моря! Зачем же говорить о том, чего не знаешь?

Рыба-Отец.

Зато я слышал о нём! Когда я был мальком, отец часто рассказывал мне про Море. Я помню его рассказы наизусть и должен передать их малькам.

Рыба -Мать

(сокрушается, пересчитывая мальков). Вот!  Во всем виноват твой отец! Мыслями ты там, а не здесь.

Рыба-Отец

(взволнованно). Да, я там! И там, поверь, я плыву куда захочу – не натыкаясь на стеклянную стену, не сталкиваясь, нос к носу с соседями, которых только и интересует, долго ли ещё не поменяют воду и скоро ли насыплют корма в кормушку. (Активно перемещается во время текста, Рыба-Мать еле успевает за ним, наконец, пристроилась рядом).

Рыба -Мать

(постоянно меняет в диалоге позы)  Напрасно ты так... Соседи наши – вполне милые существа. Они воспитали и вывели в рыбки столько настоящих мальков – не забивая им головы тем, чего нет и не будет.  Как я рада, что никто в детстве не рассказывал мне о Море! Я счастлива в нашем аквариуме...

Рыба-Отец

ромко воскликнул). Ты счастлива потому, что за всю свою жизнь ничего, кроме аквариума и не видела!

Рыба -Мать

(с возмущением).  Только не говори мне, что ты знаешь другую жизнь, – все мы в одном аквариуме плаваем!

Малёк

(быстро подплывает, чуть не плача). А соседский малёк дразнится! Он говорит, что про Море ты всё придумал и что никакого Моря не бывает, а бывают только другие аквариумы – побольше...

Рыба-Отец

(выбегает  вперед и очень патриотично). Не верь ему, Малёк! Никому не верь. Море бывает, я точно знаю! Оно огромно, и по нему ты можешь плыть куда захочешь! И, если ты поплывёшь на юг – пути твоему не будет конца. (Снова  двигаются и натыкаются на стенки аквариума). И, если ты поплывёшь на север – пути твоему не будет конца. И, если ты поплывёшь на восток или на запад – пути твоему не будет конца...

Малёк.

Я ему говорил, а он всё равно дразнится!

Рыба-Отец

(добродушно) Да и пусть дразнится!  Вон, видишь тех улиток, прилипших к стеклу? (Появляется стекло и лица улиток за стеклом). Рассказывают, что когда-то они тоже были рыбками, как ты и я или как тот соседский малёк. Но они слишком долго жили в аквариуме и никогда не думали о Море. Потому и превратились в улиток. Так случается с каждым, кто никогда не думает о Море.

Рыба -Мать

(горячится). Ну, это уж слишком! Делай что хочешь, но не проповедуй антинаучных взглядов! Рыбки - рыбками, а улитки улитками... что за сравнения?!  (Отталкивает улиток  прочь).

Рыба-Отец

(не слушая Рыбу-Мать). Знай, Малёк, наш аквариум и те, что побольше - это ещё не весь мир.  (С восторгом). А весь мир – это даже не Море, это... это Океан!

Рыба -Мать

(Мальку, в панике) Он  сумасшедший!

Малёк.

Прошло много времени. Конечно, Отец так никогда и не увидел Моря. Однажды он уснул, как делают все рыбки, когда устают жить, – и сразу куда-то пропал. Мы выросли и превратились во взрослых рыбок – кто голубого цвета  с ярко-красными плавниками, похожими на ленты, кто обычного, серого, цвета – с коротенькими и ни на что не похожими плавниками. Говорят, кто-то из голубых рыбок весьма успешно защитил диссертацию на тему…

Проплыва-ющая Рыба

(с портфелем и в очках) …«Предания и верования Древних Рыбок».

Малёк.

Кто-то  пытается  построить Море в рамках отдельно взятого аквариума... очень безуспешно… а  я … я – сумасшедший! (Подплывает Малек и внимательно слушает). Я рассказываю малькам о Море.  А  что, может быть и правда? Море огромно – и  по нему ты можете плыть куда захочешь. И, если ты поплывёшь на юг – пути твоему не будет конца.  (Малек плывет и натыкается на стенки аквариума). И, если ты поплывешь на север – пути твоему не будет конца. И, если ты поплывёшь на восток или на запад – пути твоему не будет конца...  (Отбегает на возвышенность). Как знать! Может быть, весь мир - это Океан! 

Музыка усиливается. Гонг

ЛОПНУВШИЙ МЯЧИК

Музыка

Мячик

(выходит вперед, говорит на фоне музыки). Никто из вас, к счастью,  не знает, как это больно - лопаться. Вот я, полосатый мячик, знаю, потому что однажды лопнул. Было очень больно, и потом продолжало быть больно, когда воздух из дырки выходил, а дальше... дальше стало все равно. (Лыжи становятся в позу).

Лыжи

(один говорит, второй просто артикулирует). Теннисная Ракетка! Теннисная Раке-е-тка! Вон Лопнувший Мячик, он ни на что не годится, потому что его никак нельзя больше использовать.

Ракетка.

Неужели, уважаемые лыжи? Как жаль! Это, наверное, очень грустно, когда тебя никак нельзя больше использовать.

Лыжи

(поменялись местами, теперь говорит тот, кто просто артикулировал). Его, наверное, скоро выбросят из-под дивана. Конечно, ему не позавидуешь… (поменялись местами, теперь говорит тот, кто просто артикулировал).

Ракетка.

И что же, никак нельзя ему помочь?

Лыжи.

Никак! (Заскрипела дверь, Лыжи уходят, а Ракетка задремала).

Мячик

(с болью, на фоне музыки). Никак!  Ведь были времена, когда я умел подпрыгивать, причем, подпрыгивать до самого неба! Многое другое умел делать: летать над поляной, кататься по садовым дорожкам, прятаться за кустами! Эх, хорошие были времена! Как меня любили, принеся с улицы,  протирали влажной тряпочкой, и я становился, как новенький. Принимался блестеть изо всех сил!.. А теперь нет от меня никакой пользы. Правильно говорят Лыжи, меня скоро выкинут из-под дивана. Ведь хранят только то, что нужно, а я никому не нужен… меня совсем не любят… у меня даже нет друзей… (Залезает под диван).

Пуговица

(закатывается на площадку) Ой! Ой, куда это я? Где это я?!  (Садится на пол, обращает внимание на Мячик). Здравствуйте! А я Пуговичка. Я, наверное, потерялась! А, нет, это меня потеряли! А в прочем, это все равно. (Мячику, робко). А Вы кто такой?

Полный текст можно запросить по адресу:

вернуться

 

© Чайковский народный театр юного зрителя. 2008-2017 гг.
Сайт создан и работает на технологии EDGESTILE SiteEdit

Яндекс.Метрика
Каталог@Mail.ru - каталог ресурсов интернет
??????? chaiknet.ru